Я всё ещё суетный человек, ищущий гармонию

«Востребованные артисты выглядят и чувствуют себя моложе, чем ровесники, пока работают», — считает знаменитый артист. 23 июня Валерий Меладзе отмечает 50-летие.

Валера, тебя чуть ли не каждый год признают лучшим певцом. В 2015-м ты стал артистом года по версии канала RU.TV. А ты сам какую свою победу считаешь самой главной?

— Сейчас начинаю понимать, что самой большой победой являются прекрасные люди, которых мы с Костей встретили на своём пути. Одно из знаковых — знакомство с Батырханом Шукеновым (экс-солист «А-Студио»), которого не стало в апреле этого года. Он был ярким примером ителлигентного профессионала, фантастического музыканта, жившего творческой жизнью без всякого пиара. Его уход заставил меня о многом задуматься и вообще переосмыслить свою жизнь.

О чём же ты прежде всего задумался?

— О том, что, когда артист охвачен процессом, находится в обойме, счётчик его возраста отключается. Востребованные артисты выглядят и чувствуют себя моложе, чем ровесники, пока работают. Но стоит остановиться, как возраст настигает тебя. Всё прошлое лето я не работал — отчасти из-за рождения сына Луки, отчасти по другим причинам. И начал чувствовать свой возраст. Это проявлялось в какой-то заторможенности. Перестаёшь понимать, кто ты. Если артист, то почему не на сцене? С того момента, как закончил школу, я всё время работал — но даже на школьных каникулах мы не бездельничали. Нас посылали на практику то в колхоз, то куда-то ещё. Труд стал моей естественной потребностью. Не могу просто так лежать на пляже или быть дома и ничего не делать. Мне нужно всё время находиться в движении, строить планы и осуществлять их! Стоит только выйти на сцену, как перестаёшь чувствовать дискомфорт, сомневаться в себе.

То есть лучшие певцы тоже в себе сомневаются?

— Как только появляется какой-то застой, начинаешь мучиться. Я всё ещё суетный человек, ищущий гармонию. Поэтому решил 50 лет не отмечать. В этот день не буду накрывать стол, хочу прожить его в тишине и размышлениях. Мне есть что вспомнить.

Почему нельзя вспомнить за столом?

— Потому что есть важные вопросы, которые я решил не до конца. В первую очередь это касается моих детей…

…которых ты хотел бы собрать за одним столом, но пока это у тебя не получается?

— Я не хотел озвучивать эту мысль, но ты меня понял правильно.

Каково это — быть многодетным отцом столь разных по возрасту детей? Ведь твоей старшей дочери уже 24, а младшему сыну и года нет. Ты стал ответственнее?

— Ответственность у меня была всегда. Это очень важное чувство, тем более что все пятеро детей пока полностью от меня зависят. Хотя у самой старшей, Инги, два великолепных образования (изучала психологию в Оксфордском университете, сейчас учится в Лондонской школе экономики), она ещё не зарабатывает самостоятельно. Главное, чему я хочу научить детей, — найти своё любимое дело. Я приложу все усилия, чтобы все мои дети крепко встали на ноги. Когда смогу собрать их за одним столом, тогда, наверное, обрету полную гармонию и стану окончательно счастливым человеком.

Изначально вы с братом женились на женщинах, которые к музыке не имели отношения. Но сейчас вы оба связали свою жизнь с певицами: Константин — с Верой Брежневой, ты — с Альбиной Джанабаевой. Получается, от судьбы не уйдёшь?

— Не вижу в этом никакой судьбы. Любимое дело, которым занимается мужчина, — вот что является его судьбой. А женщина, с которой он связывает жизнь, необязательно должна быть связана с делом его жизни. Скажу больше: когда два творческих человека вместе, это точно не облегчает жизнь. Я бы больше не хотел говорить про семью. Это очень личное.

У тебя не возникает чувство ревности, когда брат пишет для других?

— Нет. Потому что я с самого начала понимал масштаб дарования Кости. Брат выдаёт огромное количество качественной и разной музыки — и не только песни. Он написал прекрасную музыку к сериалу «Оттепель», балету «Великий Гэтсби», за что был номинирован на балетный «Оскар» как лучший композитор. Он понимает, что нельзя писать одной левой и относиться к профессии легкомысленно. Я ему часто говорю: «Отдохни, приведи себя в порядок, погуляй, подыши воздухом, а потом садись за работу». Но нет, он заводит себя, становится как оголённый нерв, только тогда садится за работу.

Твой брат столько раз говорил, как ему надоела «ВИА Гра» и что он её закрывает, но она и сегодня живее всех живых. Почему?

— Под этим названием было выпущено очень много хорошей музыки. И потом ему предложили интересный проект на НТВ «Хочу в ВИА Гру», который имел хорошие рейтинги. Иногда мне кажется, что время таких групп прошло. Нулевые, когда создавалась «ВИА Гра», были более легкомысленным и беззаботным временем. Было много преуспевающих компаний, много клубных вечеринок, заказных концертов, была потребность в такого рода группах. Сейчас наступило время переосмысления.

Поэтому все молодые артисты, как ты когда-то сказал, кажутся тебе биороботами?

— Я как-то смотрел церемонию награждения «Грэмми» и был поражён, насколько идеально выглядят на экране молодые артисты. Бейонсе пела, двигалась и смотрелась так идеально, как будто была запрограммирована. Пинк взлетела под потолок, приземлилась, бегала по всей концертной площадке — и у неё ни разу не дрогнул голос. А разве Полина Гагарина не похожа на биоробота? Она почти совершенна! На «Евровидении» отработала номер как машина — чисто, без помарок. 25 лет назад я тоже брал любые ноты. И всегда был в голосе. Диапазон был более широким, но зрители мне не очень-то верили. Потому что я пел в группе «Диалог» сложную музыку на стихи Арсения Тарковского, смысл которых не понимал: «Что мне делать, о посох Исайи, с твоей прямизной? Тоньше волоса плёнка без времени, верха и низа…» Сейчас беру другим. Если посмотреть на меня или на Гришу Лепса, у нас полно морщин, которые мы не пытаемся скрывать. Но мне кажется, что вместе с морщинами появляется мудрость и включаются другие механизмы. Так что у каждого возраста есть свои плюсы.