Я строгий, могу и отчитать

Мы встретились в Сочи. Валерий не раз приезжал сюда по приглашению Григория Лепса. Принял он участие и в музыкальном Рождественском фестивале друга. В уютном ресторане мы пили чай с чабрецом и вишневым вареньем, и он рассказывал, как счастлив в своих детях, которых у него пятеро.

Вашей старшей дочери Инге 23 года, а младшему сыну Луке — 7 месяцев. Меняется со временем отношение к маленьким детям?

— Я испытываю безумную нежность к Луконе, меня приводит в совершеннейший восторг все, что с ним происходит: как он растет, меняется… Он пока не сказал первое слово, но уже лепечет по-своему, и все, что он хочет, и так понятно. Все мои дети разные совершенно, но я их одинаково сумасшедшей любовью люблю. Каждый необыкновенный. Наверное, так и должно быть у всех родителей.

С кем сложнее: с сыновьями или с дочками?

— Ни с кем не сложно! Мне как-то посчастливилось. Все легкие в воспитании и общении, я очень радуюсь любой минуте, проведенной рядом. Инга, старшая, — большая умница. У нее фантастическое образование — она окончила в Оксфорде психологический факультет и продолжает учиться в Лондонской школе экономики. 15-летняя Соня — папина дочка. Думаю, когда вырастет, будет таким же центром общения, как ее бабушка — моя мама, которая близких держит в одном пучке: помнит все дни рождения, в праздники обзванивает родных, со всеми на связи. Не бывает дня, когда бы она мне не позвонила и мы с ней не обсудили бы все до мелочей. А младшая Ариша в 12 лет такой жизнерадостный человек! Я бы хотел, чтобы настрой на позитив в любой ситуации сохранился у нее навсегда.

Старшие дети с Лукой нянчатся?

— Девочки — нет. К сожалению, они пока не общаются. А вот Костя в свои 11 лет маме помогает, обожает младшего братика. Очень хороший парень растет и ответственный в отличие от меня маленького. Когда я мальчишкой был, всегда пытался увильнуть на улицу. Мы лазали по стройкам — везде, где торчала арматура, причем по самому краю. Дурость мальчишеская. С божьей помощью обходились без тяжелых травм. Я бы поседел — хотя я и так седой, — если бы кто-то из моих детей был таким баламутом, как когда-то я. Костика мы сейчас пытаемся направить в нужное русло. Он ходит в бойцовский клуб, занимается языками, вообще хорошо учится.

Бойцовский клуб? Звучит опасно…

— Знаете, Аня, не опасно. Там учат благородству. В этой секции правильно подходят ко всему: старшие не обижают младших. Есть вещи, которые запрещены: нельзя, например, применять силу не по назначению. Костя имеет всевозможные навыки разных единоборств, но он добряк. Спрашиваю: «Ты бы мог кого-то ударить?» — «Пап, ну как можно ударить человека? Ему будет больно, обидно!» Я: «Ну а если прям надо защитить кого-то?» Он сомневается: «Ну, наверное… но мне не хочется никого бить».

У Кости есть обязанности по дому?

— Иногда мы можем ему что-то такое поручить. Мальчишка, я считаю, должен уметь и «обгладить» себя, и прибраться. Я вот, например, умею все — от глажки до ремонта любой бытовой техники. Могу, если нужно, что-то зашить. Так нас с братом Костей папа воспитал. Думаю, и мне удастся мальчишек своих научить. Девочки тоже все умеют.

Вы наверняка, как все родители, храните все, что дарят дети?

— Конечно, рисунки, аппликации — это очень важно. Первый раз написанное детской рукой: «Папе от…». Вот сейчас на Новый год дочки сделали мне подарки. Все вместе, но я понимаю, от кого что. И открытку написали — по паре строчек каждая. Вот эта открытка для меня ценнее любых подарков.

Вы детей балуете?

— Еще как! Они у меня разные совсем, и я их по-разному балую. Костик, например, любит конструкторы «Лего». Собирает сложные, для взрослых — 18+. Соня умеет прекрасно выбрать стильную одежду. А Ариша, если я ей оставлю немного денег, отложит их, а потом соберет какую-то сумму и сама начинает дарить всем подарки… Нет, когда дети что-то делают не так, могу их отчитывать, учить уму-разуму: я строгий. Но удивительным образом в большинстве случаев, и это заслуга их мам, они все делают правильно.

Вы воспитываете детей строго, по собственной системе. А как поступали ваши родители Нелли Акакиевна и Шота Константинович?

— Пока за всех своих детей я несу ответственность. Я их чувствую на 100 процентов. Они еще не выросли до такой степени, чтобы я успокоился и расслабился. Но я бы хотел своим детям когда-нибудь так же доверять, как доверяют нам с братом и сестрой наши родители. Их шокировало, когда мы с Костей — оба технари, инженеры, а я закончил аспирантуру и мог стать ученым — решили заняться музыкой. Они лишь очень деликатно спросили: «Может, стоит продолжить работать по профессии?» И когда мы все-таки ступили на музыкальную стезю, отнеслись с пониманием. Никто из них не навязывает мнение по сей день. Знаете, даже если мой старший брат что-то не то увидит, он может сказать мне это в деликатной форме. С таких легких намеков я начинаю все понимать…

Вы обмолвились, что у вас есть отрицательные черты характера, недостатки. Чего же вы в себе не любите?

— Мне иногда не хватает решительности. Она не является моей естественной чертой. Мне приходится ее в себе генерировать. Если мне надо сделать какой-то мощный, смелый шаг, нужно себя заставить. С возрастом мне все меньше нравится, когда кто-то пытается на меня влиять. Это, наверное, отрицательная черта характера, которая обижает моих близких. Но мне всегда нужно самому принять решение, мне не нравится, чтобы кто-то меня на это сподвиг.

Время меняет ваш характер?

— Я остаюсь самим собой, но стал требовательнее и жестче. Если живешь в определенном социуме, занимаешься делом, все звенья должны работать одинаково. Поэтому и ценю в людях ответственность.

Больше остальных качеств?

— Еще больше я ценю доброту. Человеку великодушному можно простить все. Потому что широта души — это дар божий. Таков, например, Гриша Лепс. Человек с совершенно фантастическим темпераментом. Он внес в мою жизнь определенные коррективы просто тем, что он существует. Он ужасно переживает за все: как будет выглядеть, какое занимает место на сцене и в жизни. И при этом всегда естественен. С другом ты постоянно на одной волне. Говоришь об одном и том же, мыслишь одинаково. Бывает, с первой встречи чувствуешь в ком-то родственную душу. А бывает, с человеком, с которым знаком много лет, и рад встретиться, а поговорить не о чем — просто жизнь развела по разным пространствам. А дружба — это некий резонанс. И все же я не бросаю трубку, когда звонят бывшие друзья. Если человек нуждается, не задумываясь, помогаю.

Есть что-то, о чем вы мечтаете?

— Чтобы мои дети жили стабильно. Не надо богато, не надо чересчур роскошно. Но спокойно и интересно. Занимались бы любимым делом. Мне это удалось, я обожаю свою работу, мне очень нравится моя жизнь. Хочу, чтобы и дети себя нашли. Уверен, Господь Бог создает нас, чтобы мы радовались этой жизни…