Фабрика звезд вместо ВИА Гры

Братья Меладзе являют собой пример идеального творческого тандема. Один (Константин) сочиняет песни, другой (Валерий) их поёт. Когда Константина позвали на «Фабрику звёзд» в качестве продюсера, Валерий тоже не остался в стороне.

В этом году вы оба были замечены в жюри конкурса «Новая волна» в Юрмале, затем Валера «жюрил» на «Пяти звёздах» в Сочи, теперь ещё и «Фабрикой звёзд» управляете. Потянуло к молодёжи?

Валерий: Назрела ситуация, когда Косте нужно было перевернуть страницу и заняться чем-то новым. А я составил ему компанию. Хотя, окунувшись в работу, мы почувствовали мощный заряд энергии, который идёт от этих ребят. Заряд того юношеского максимализма, который в нас самих когда-то был.

Константин: Я взялся за «Фабрику звёзд», потому что захотелось поработать с совершенно необработанными алмазами. Сегодня «Фабрика звёзд» — это одна из немногих дверей, через которые молодые талантливые люди могут попасть на большую сцену. К сожалению, дверей становится всё меньше и меньше. А людей талантливых много.

Вас не смущает, что выпускников «Фабрики» очень сложно отличить друг от друга? Они, как из инкубатора, — все одинаковые.

Валерий: В этом виновата не «Фабрика» а скорее — неправильное музыкальное образование. На кастинги приходят в основном хорошо обученные люди, у которых совершенно отсутствуют индивидуальность и современное музыкальное чутьё. Это ужасно — слушать, как молодая девушка (или парень) поёт правильно поставленным эстрадно-джазовым голосом стандартный набор песен 70–80-х годов. Чаще всего это «Эй, моряк, ты слишком долго плавал». В лучшем случае — песни из репертуара Пугачёвой, Долиной и Софии Ротару. Оказывается, это хрестоматийный набор, по которому молодых исполнителей учат петь. Поэтому поют они все одинаково.

Сегодня на эстраде — засилье гламура. Всё в блёстках, но песни не трогают душу.

Валерий: Часто на конкурсы, и особенно в телевизионные форматы, отбирают людей если не с какими-то фантастически красивыми голосами, то хотя бы красивых. К сожалению, это сегодняшняя реальность.

За короткий период времени «фабриканты» получают такую дозу облучения зрительским вниманием, что потом наверняка страдают, если этого нет. Не боитесь искалечить юные души?

Константин: В том-то и дело, что «фабриканты» ничего не получают, кроме шанса проявить себя. «Фабрика звёзд» — это не игрушки. А реальное испытание, тест на профпригодность. И с теми, кто пройдёт через её горнило, мы и продолжим профессиональную работу.

С такой частотой, как в группе «ВИА Гра», ни в одном коллективе не меняется состав. На «Фабрике» ещё не присмотрели новых солисток для этой группы, которую вы продюсируете?

Константин: Пока ещё рано об этом говорить.

Валерий: «ВИА Гра» — замечательный проект, но меня ужасно бесит, когда моим братом пользуются, как трамплином. Особенно когда за семь месяцев из никому не известной провинциалки девушка превращается в звезду, а потом выходит замуж, беременеет и уходит из группы. В конце концов, это не брачное агентство, а группа.

Константин, почему вы не заключаете с солистками «ВИА Гры» контракты?

Константин: У меня такой подход…

Валерий: …птица в клетке не поёт (смеётся).

Константин: Ограничивать бумажкой с печатью жизнь красивой женщины — это неблагородно. Они приходят, выходят замуж, уходят, рожают, разводятся, возвращаются. Это жизнь. И мы её принимаем такой, какая она есть. Смена состава в «ВИА Гре» происходит по плану ежегодно. При этом уже четвёртый год подряд коллектив официально признан № 1 среди женских поп-групп.

Музыкант Элвис Костелло сказал, что все песни вертятся вокруг пяти основных тем: «Я ухожу от тебя», «Ты уходишь от меня», «Я хочу тебя», «Ты не хочешь меня» и «Я во что-то верю». Согласны?

Константин: Если любое чувство разложить на составляющие, как это делают психологи, то получится, что любовь и всё остальное — это всего лишь животные инстинкты. Я не анализирую то, о чём мы пишем и поём. Понятно, что и нот всего семь, и тем, которые интересуют людей, немного. Не будешь же ты писать песни о зерноуборочных комбайнах!