Знаменитый музыкант - об Украине, рождении сына и грядущем юбилее.

"Нам всё равно придётся жить вместе с украинцами - может, стоит всё-таки чуть-чуть заглянуть в будущее и подбирать выражения?" - сказал в интервью "АиФ" певец Валерий Меладзе.

Валера, знаю тебя давно как человека, никогда не боявшегося высказывать своё мнение. Но, когда мы с тобой договаривались об этом интервью, чувствовал, что ты не готов, зная: тему Украины не обойти. Ты боишься об этом говорить?

- Дело не в страхе, а в целесообразности. От моего мнения мало что зависит. Оно никак не может повлиять на ситуацию. К тому же обязательно найдутся те, кто либо осудит мою позицию, либо скажет: "Это не твоё дело". Простому человеку сложно понять, что на Украине на самом деле происходит. Ведь мы черпаем информацию в основном из телевизора, где идёт жесточайшая пропаганда... с обеих сторон. Это отвратительно - слушать, с какой злобой украинские и российские политики поливают грязью друг друга и людей, с которыми ещё недавно дружили. Нам всё равно придётся жить вместе с украинцами - может, стоит всё-таки чуть-чуть заглянуть в будущее и подбирать выражения?

Я много лет прожил на Украине, в Николаеве, поэтому мне близки люди с обеих сторон конфликта. У меня нет врагов ни там, ни там. А нас сегодня всех поставили в такие рамки, что нужно поддержать какую-то одну сторону. Но в этом случае ты рискуешь налететь на "санкции". Андрей Макаревич по-своему выразил гражданскую позицию, выступив перед украинскими беженцами, и был жёстко осуждён нашей общественностью. У Дианы Арбениной, которая тоже выразила Украине сочув­ствие, концерты вообще были отменены.

Другой пример: Кобзона, Газманова и Валерию, выразивших поддержку Путину по Крыму, не пустили в Латвию на "Новую волну". Ни те, ни другие артисты никак не повлияли на события. Но в той или иной степени пострадали сами. Поэтому предпочитаю оставлять своё мнение при себе. Тем не менее радует, что на Украине объявлено перемирие. Хочу надеяться, что оно перерастёт в прочный мир.

Тебе не кажется, что вы, находясь в Юрмале, должны были как-то вступиться за своих коллег - Кобзона, Валерию и Газманова?

- Там, в Юрмале, мы все высказывали разные позиции. Но наши СМИ сейчас живут по законам военного времени - муссируют и обсуждают то, что нужно. Поэтому нас, возможно, и не услышали. Совсем не поехать туда мы не могли. К тому же лично я узнал об этой ситуации, когда уже приехал в Юрмалу. И потом, мы там выступаем не для политиков и ездим туда не в качестве п­олитиков. В зале сидели и латыши, и русские, и грузины - огромное количество хорошо знакомых и приятных мне людей, с которыми могу видеться только там.

С братом Константином, который живёт в Киеве, ваши точки зрения на события на Украине расходятся?

- Наши мнения совпадают, но мы с Костей договорились, что будем избегать этой темы, чтобы не рвать себе сердце. Я продолжаю ездить в Киев, он для меня по-прежнему один из самых дорогих городов. Был там несколько дней назад и везде говорил на русском языке. И это не вызывало никакой неприязни. На мой взгляд, это больше надуманная проблема. Нечто подобное было несколько раньше между Россией и Грузией - людей накачивали негативной информацией, провоцируя ненависть. Всё это позиционировалось, как грузино-осетинский конфликт, но де-факто это был конфликт между российской и грузинской властью. До конфликта всего 8% россиян считали Грузию враждебным государством, после двух недель информационной обработки таких среди опрошенных было уже 60%. Сегодня, к счастью, россияне, приезжающие в Грузию, окунаются в атмосферу любви и дружбы. В самый разгар конфликта многие интеллигентные люди и в Грузии, и в России одинаково сожалели, что рушатся добрые отношения и они никак не могут на это повлиять.

Я и сегодня вижу много людей на Украине и в России, которые хотят, чтобы здравый смысл восторжествовал и восстановились добрые, человеческие отношения между двумя близкими народами. Если бы была возможность, я был бы только рад выступить переговорщиком и миротворцем между конфликтующими сторонами, хотя не думаю, что меня воспримут всерьёз. Пример Кличко показательный. Все им восхищались и гордились, пока он побеждал на ринге (и на Украине, и в России), но, после того как он ушёл в политику, часть людей просто забыла о том, что он великий спортсмен.

Писали, будто ты, Басков и Киркоров отказались этим летом выступать в Крыму. Как было на самом деле?

- Для меня выступления на юге - в Крыму, Сочи, Анапе - были обязательной программой каждого лета. Я никогда не позволял себе отпуск больше двух недель (после новогодних праздников и летом), мы всё время работали. Но в начале июля у меня родился второй сын Лука. И я решил, что этим летом работать не буду, а лучше проведу больше времени с детьми. Моих афиш не было не только в Крыму - вообще нигде. Я правда всё лето не выступал. Работа у меня начнётся только с середины сентября. Очень соскучился по работе, но мне не очень хочется далеко и надолго уезжать от своих детей.

У тебя их теперь пятеро: три дочки, два сына. Как твои дочери восприняли рождение ещё одного братика?

- К большому сожалению, мы об этом редко разговариваем, хотя с дочками я стараюсь бывать как можно чаще. Люблю всех своих детей одинаково безумной отеческой любовью. Дочери меня, конечно, поздравили с рождением второго сына. Но чувствую: они пока не готовы воспринимать его как брата. К сожалению, для меня это большая проблема. Мне бы очень хотелось, чтобы все они были близки.

Теперь музыкальная карьера отошла на второй план, на первом семья?

- Работа не выходила у меня из головы ни на секунду даже во время отдыха. Любому мужчине нужно заниматься делом. После двух с половиной месяцев отпуска в очередной раз убедился, что работа для меня - физическая и психологическая необходимость. Когда я всё успеваю - и работать, и общаться с детьми, - лишь тогда живу в настоящей гармонии. Мы с братом Костей ни разу в своей жизни не отмечали круглые даты. Но в следующем году мне исполняется 50 лет - дата, обойти которую не получится. Год моего 50-летия будет наполнен работой. Это будут исключительно музыкальные (не политические) акции - большой концерт в Кремле, новый альбом. Мы с братом хотим всю жизнь заниматься творчеством, не сходить с этого пути и не смешивать музыку и политику. В противном случае нам придётся петь одни гимны и марши. А мне бы совсем этого не хотелось.

назад в раздел "Пресса" →